Есть ли коронавирус в Северной Корее? Врач из КНДР о ситуации в странеbackend

Есть ли коронавирус в Северной Корее? Врач из КНДР о ситуации в стране

На данный момент в КНДР официально не зарегистрировано ни одного случая заражения коронавирусной инфекцией. Но как обстоят дела на самом деле? Об этом немецкой телерадиокомпании Deutsche Welle рассказал врач, бежавший из Северной Кореи.

Когда врач Чой Чон Хун лечил своих пациентов в Северной Корее, ему приходилось самому покупать себе средства защиты. «Меня попросили купить себе хирургические маски и перчатки», – рассказывает он в беседе с DW по Skype.

Невролог Чой бежал в Южную Корею в 2012 году. До этого работал в центре борьбы с эпидемиями в Чхонджине – портовом городе на северо-востоке КНДР. Начало его врачебной карьеры пришлось на время эпидемии атипичной пневмонии SARS в 2002-2003 годах. Тогда чуть ли не единственным приспособлением для определения диагноза, имевшимся в распоряжении врачей, был обычный градусник, вспоминает он.

Сегодня перебежчик работает приглашенным научным сотрудником в Университете Корё в южнокорейском городе Седжоне. Сообщения северокорейских СМИ о том, что в КНДР нет коронавируса, он называет пропагандой – не в последнюю очередь потому, что 1400-километровая граница КНДР с Китаем — самым важным торговым партнером страны оставалась открытой до конца января.

Чой Чон Хун уверен, что именно тогда коронавиурс и проник в КНДР. «Без всяких сомнений, в Северной Корее есть люди, умершие от COVID-19», – подчеркивает он. В прошлом на родине Чоя пациенты нередко умирали даже от тех вирусов, которые в других странах не считают смертельными. «Северная Корея – это музей вирусов», – констатирует Чой.

При этом утверждения властей КНДР, что им удалось не допустить проникновения вируса Covid-19 в страну, Чоя отнюдь не удивляют: «Они не хотят показывать всему миру, насколько слаба северокорейская система здравоохранения».

Кроме того, власти в Пхеньяне боятся лишиться поддержки населения страны. «Когда станет понятно, что система здравоохранения не справляется с лечением больных, люди потеряют доверие к правительству. Это будет означать, что система не безупречна», – полагает врач.

Пандемия COVID-19 широко освещается в северокорейских государственных СМИ. Новости на эту тему появляются ежедневно: их главный посыл заключается в том, что руководство республики делает все от него зависящее для защиты населения. Стоит отметить, что власти КНДР действительно ввели в связи с пандемией жесткие ограничения, к примеру, еще в конце января закрыли границу для иностранцев, а также отменили занятия в школах и университетах.

В конце июля, спустя более полугода с начала пандемии, северокорейские СМИ сообщили о первом и пока единственном случае возможного проникновения коронавируса на территорию страны. Его предполагаемый носитель вернулся в КНДР 19 июля из Южной Кореи, куда бежал три года назад. Мужчина был изолирован, а лидер республики Ким Чен Ын распорядился закрыть на карантин 200-тысячный город Кэсон, расположенный на границе с Южной Кореей.

В середине августа ограничения были сняты. По данным Университета Джона Хопкинса, в КНДР по-прежнему официально не выявлено ни одного случая заражения.

19 августа прошел пленум центрального комитета правящей в стране Трудовой партии Кореи, в котором принял участие лидер КНДР Ким Чен Ын. На фотографиях, опубликованных северокорейской государственной ежедневной газетой «Нодон шинмун», члены ЦК сидят рядом друг с другом, ни у одного нет маски на лице.

С начала пандемии большинство иностранцев покинули КНДР, а дипломатические представительства многих государств отозвали оттуда своих сотрудников. Посольство Германии в Северной Корее закрыто с 9 марта.

По словам Чой Чон Хуна, северокорейские медики обладают высокой квалификацией и вполне способны распознать COVID-19 по его симптомам. Однако даже в этом случае они не смогут официально подтвердить этот диагноз из-за отсутствия необходимого оборудования, поясняет врач.

При этом в Северной Корее не хватает не только тест-систем для выявления коронавируса. «Там просто нет необходимой инфраструктуры. В больницах до сих пор случаются перебои с подачей электричества, а в некоторых из них не действует даже водопровод», – рассказывает Чой Чон Хун.

При этом доставить гуманитарную помощь в КНДР сложно. Это связано не только с закрытыми границами, но и с масштабными санкциями, принятыми Совбезом ООН. «Врачи без границ» (MSF) – одна из немногих организаций, которым до сих пор разрешено оказывать помощь Северной Корее. 30 марта представители организации передали Минздраву КНДР партию масок, перчаток, защитной одежды, средств гигиены и антибиотиков.

Между тем непосредственно на территории КНДР сотрудников международных гуманитарных организаций почти не осталось. Единственной структурой, имеющей доступ во все провинции республики, является Международная федерация обществ Красного Креста и Красного Полумесяца (IFRC).

По словам ее представителя Энтони Балмейна, IFRC подготовила 43 тысячи добровольцев для борьбы с COVID-19: они ездят по всей стране и объясняют людям, как можно избежать заражения. В начале июля северокорейский Красный Крест получил 10 тысяч тест-систем для выявления коронавируса, а также инфракрасные термометры, маски, защитную одежду и очки. Еще 1500 тест-систем быстрой лабораторной диагностики COVID-19 в конце февраля КНДР передала Россия.

Чой Чон Хун, впрочем, сомневается, что медики по всей стране получат доступ к этим материалам. Большая часть оборудования обычно направляется в больницы Пхеньяна, а врачи в провинции зачастую вынуждены обходиться тем же, чем и он 18 лет назад – обыкновенными градусниками, заключил Чой Чон Хун.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

*

*