Сохраните мое письмо до моего возвращения. 10.7.1940 – ФОТОbackend

Сохраните мое письмо до моего возвращения. 10.7.1940 - ФОТО

Закир Биннатли

Нетленная история и кровавая память наша.

Вспомним лишь кровавую память последнего столетия нашей страны.

1905-07, 1918-19, 1934-48, и, наконец, 1988-94-ые годы, включая и Ходжалинскую резню мирного населения армянскими варварами, по своему масштабу равному геноциду, в полном смысле этого слова.

В этом коротком отрезке времени, мы наряду с потерей значительной части своих земель, а также, временами пожертвовав своей независимостью, навсегда, безвозвратно простились с большинством нашей прогрессивной частью интеллигенции. Потеряли, практически, цвет нации, до мозга костей пропитанный  любовью к родине, верный идеалам и чаяниям народа.

В перечисленные мною даты, оставившие кровавый след в нашей истории, можно добавить еще одну. 1941-1945 годы. Дата, которая нанесла намного больше ран и причинила намного больше боли и страданий нашему народу.

Дата, которая стала самой страшной, трагической вехой современной истории Азербайджана. Около 700 тысяч человек был призван на эту войну из Азербайджана. Погибло и пропало без вести больше 300 тысяч из них. Начавщаяйся, фактически в сентябре 1939 года 2-я Мировая война, в 1941-ом году в нашу жизнь вероломно вошла, ворвалась, как Отечественная.

Эта дата своей жестокостью не обошла и нашу семью. В 1937 году дедушка Махмуд, проживающий в то время в наших исторических землях-в селе Союхбулаг Джалалоглинского района Западного Азербайджана (топонимы историко-географические, ныне территория Таширского р-на Армении), решением Чрезвычайной тройки, состоящей из комсомольских активов нашего же села, был «раскулачен» и сослан с семьей в Пахтаралський район Узбекистана. (ныне Махтаральский р-н Чимкентской области Казахстана).

Имена этой «доблестной тройки» мне известны. Просто с этических соображений не хочу их называть. Не позволю моим нынешним односельчанам, их потомкам испытывать чувства стыда и позора за гнусный поступок своих дедов, одним росчерком пера сломавших судьбу не одной нашей семьи.

В 1939-ом году дед без санкции властей вернулся с семьей в Борчалы (Грузию), к нашим родственникам, проживающим там. Потеряв в ссылке даже членов семьи. В свой очаг не вернулись пока. Это произойдет уже после смерти всеми любимого тирана. Возвращение в свой дом грозил второй ссылкой.

В сентябре 1939 года старший сын в семье Шовкат был призван в ряды Советской армии.

Уже началась 2-я Мировая война. Европа полыхает в огне…

Отрывок из письма дяди, адресованного своему младшему брату, т. е. моему отцу: «..Родной мой брат, со времени отправки переменил 5-6 мест дислокации. В данное время нахожусь  в г. Горький (ныне Нижний Новгород), в военном лагере. 12 часов в сутки занимаюсь учебной подготовкой. Нам платят 6 рублей 50 копеек ежемесячного денежного довольствия. В сентябре будет уже год, как я призван в армию. Меня захотели отправить в школу замполитов, но я отказался. По окончании придется 3 года отслужить в обязательном порядке.  Я изъявил желание просто пойти в школу младших командиров, с присвоением по окончании звания лейтенанта. В сентябре приступаю к учебе. Но после обязан отслужить 2 года. Пока не могу конкретно написать что-нибудь про себя. Сам еще не знаю. Сохраните мое письмо до моего возвращения.. 10.7.1940»

Словно, что-то предчувствует. Просит сохранить его письмо..

Читая эти письма, рассматривая эти пожелтевшие от времени и рассыпавшиеся от боли и обиды в клочья разнобойные и разноцветные бумаги, невольно вживаешься в трагическую жизнь этого юного солдата с не сбывшимися мечтами, поражаешься его глубокой душевной  привязанности к своим родным.   Переживаешь за его оборвавшегося  на полдороге жизненного пути..

Каждая строка этих писем начинаются словами: «..уважаемый, родной, любимый, незабываемый брат..» и заканчиваются: «сердечно жму твои руки, целую в твои щеки и пару черных глаз..»

Писем, преодолевших огромное расстояние и растрепанных от влияния невзгод..

Ради кого, ради чего мы воевали? Почему погибали нелепой смертью, сравнялись с землей? Неужели эта полуголодная, полу сытая страна, страна- планомерно уничтожавшая свою интеллигенцию, обрекшая свой народ  на голодную смерть и лишившая его  собственности без следствия и суда, была нашей Родиной? Страна, называющаяся Советским Союзом.

Сначала отнимает у семьи все потом и кровью нажитое, потом отправляет на ссылку. А затем подло и беззастенчиво отбирает ее сына и направляет навстречу к верной смерти.

 

Строки из писем: «..Дорогой брат, спешу сообщить, что 2.5.41-го года я выбыл из Горького. В данное время нахожусь в Ленинградском вокзале Москвы. Честно говоря, пока доподлинно не знаю, куда нас повезут. Но поговаривают, что следуем в Калининскую область. Непременно напишу по прибытии на место дислокации. Родной мой, теперь я уже младший командир. Можешь не переживать за меня….». Письмо состоит из двух частей. Первая часть-начало, датировано 2.5. 41-го года, и написано чернильной ручкой и ровным почерком. А вторая часть написано в спешке химическим карандашом, и датировано 3.5. 41 года. Видимо, часть подняли по тревоге и погрузили в эшелон.  Эшелон, который потащил мрачный паровоз с тревожным гудком, пуская над собой зловещий черный дым, растворившийся в черных облаках. Потащил навстречу гибели, без надежды на возвращение, в сторону немецко-белорусской границы, в город Белосток. Медленно приближая тот момент, когда он навсегда останется в поле боя этой бессмысленной войны, не похороненным с почестями, а пропавшим без вести..

Строки из писем: «..Милый брат, я нахожусь в непосредственной близости от немецкой границы. Служу в артиллерии. Родной мой,-

Маралам, дағ ҝәзәрәм,

Бүлбүләм, бағ ҝәзәрәм,

Јүз јарам вар, бир ҹаным,

Елә билирсән, мән сағ ҝәзирәм?

(лирически-грустное четверостишие на азербайджанском З.Б)

..Мохват, родной, как и ты соображаешь, здесь граница. В письме ограничивайся в вопросах. Я также, стараюсь, лишнего не сболтнуть. 25.05.41-го года..».

До начала Великой Отечественной остается меньше месяца времени. С каждым днем его письма становятся менее позитивными. В письмах он выбирает ностальгический, безнадежный тон. Перечисляет всех членов семьи, включая всех родственников. Мысленно прощается с ними. Передает всем им привет.

Вот и его последнее письмо: «..Родной мой брат Мохват! Приветствую тебя с теплыми объятиями. Я нахожусь в Белоруссии, на границе с Германией. Не хочу тебя огорчить плохими вестями. Но, может быть так, что мы больше не встретимся. Постарайся сохранить мой последний адрес. Возможно, он понадобится вам в будущем. Если я погибну, государство обязано вам оказать материальную помощь. Впрочем, не нужно огорчаться преждевременно. Я пишу так, чтобы ты был готов к тому., что со мной может случится что-то. Есть вещи, о которых вы не знаете…5.6. 41 года…».

Последнее письмо. До начала войны остается 17 дней. Узнали об этих делах, на неопределенность которых ты намекаешь, дядя родной! Узнали, что скоро начнется война, и всех поголовно загребут на эту бессмысленную мясорубку. Просто, узнали поздно. Пока государство не  отчиталось за твою погибель, или жизнь, забрали на войну твоего младшего брата, моего отца, которому ты все время пишешь. Просто, нагло отняли у отца, и отправили на защиту этой родины, которая причинила столько боли этой семье.

Узнали от тебя, что Германия не внезапно, вероломно напала на СССР, а планомерно, месяцами скапливала на границе боевые силы.

Ты об этом сообщил нам почти за 2 месяца до этих событий. Хорошо, что твой младший брат вернулся с фронта живым, хотя раненым. Иначе твои письма сейчас никто не пролистал, не прочитал бы.

Ты от нас ушел навсегда, милый дядя. Ушел, не оставив за собой никаких следов. Ушел ради этой ненавистной, причинившей нам невыносимую боль  и принесшей невосполнимую утрату неблагодарной, жестокой Родины.

Погибших за освобождение родной земли героев называют Шахидами. Милый дядя, ты погиб, в душе думая, что умираешь за родину, как Шахид. Но, я никогда не намерен смириться  твоей нелепой , преднамеренно задуманной властями погибель без памятной доски и места захоронения,  и вечно буду проклинать это неблагодарное государство, отнявшее 70 лет из нашей жизни и истории.

Прошло уже 80 лет со дня твоей гибели. Все ровно ты остался для нас живым, всегда будем ждать тебя. Память  о тебе передается из поколения в поколение в нашей семье, в роде.

Вечный покой тебе.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

*

*